Морские коровы

История открытия

   Морская корова или стеллерова корова или также капустница — истребленное человеком млекопитающее отряда сирен. Открыта в 1741 году экспедицией Витуса Беринга. Название получила в честь натуралиста Георга Стеллера, врача экспедиции, на описаниях которого базируется значительная часть информации об этом животном.

    Корова Стеллера была обнаружена ученым-натуралистом Георгом Стеллером в 1741 году при весьма трагичных обстоятельствах. На обратном пути из Аляски на Камчатку корабль экспедиции Витуса Беринга был выброшен на берег неизвестного острова, где во время вынужденной зимовки погиб капитан и половина команды. Позже этот остров был назван именем Беринга. Именно здесь ученый Стеллер впервые увидел морскую корову, которая впоследствии была названа по фамилии исследователя.

    В те годы огромное множество этих безобидных млекопитающих населяло Командорские острова, встречаясь также на Камчатке и Курилах. Что же представляла собой морская корова? Это большое (до 10 метров в длину и до 4 тонн весом) морское млекопитающее с раздвоенным хвостом, который похож на китовый. Это безобидное морское животное обитало в мелких бухтах, питаясь морскими водорослями, чем заслужило себе еще одно название — капустник.

Истребление

    Морская корова с большим доверием относилась к людям, подплывая к берегам настолько близко, что ее можно было даже погладить. Но, к сожалению, многим людям было не до нежностей, а мясо морской коровы оказалось вкусным, ничем не уступающим говяжьему. Особенно местному населению полюбилось сало этого млекопитающего — оно имело очень приятный запах и вкус, и по своим качествам превосходило сало других морских и домашних животных. Этот жир имел уникальное свойство — долго храниться даже в самые жаркие дни. Корова также давала и молоко — жирное и сладкое, похожее на молоко овцы.

    В своих работах Стеллер отмечал необыкновенную незлопамятность животных. Если морской корове, подплывшей слишком близко к берегу, причинить боль, то она удалялась, но вскоре забывала обиды и снова возвращалась. Ловля морских коров происходила при помощи больших крюков, к которым привязана длинная веревка. Ловец находился в лодке, а около тридцати человек стояли на берегу и держали веревку.

    Немалую роль в исчезновении морской коровы сыграла ее чрезмерная жадность к еде. Эти ненасытные животные ели постоянно, что заставляло их держать голову под водой. Безопасность и осторожность были неведомы коровам Стеллера, и рыбаки пользовались доверчивостью и беспечностью млекопитающих — можно было просто плавать между ними на лодках и выбирать подходящую жертву.

Морская корова

    До настоящего времени сохранилось несколько полных скелетов морской коровы, небольшие куски шкуры и множество разрозненных костей. Большинство из них стали экспонатами музеев, как и самый полный в мире скелет Стеллеровой коровы, который хранится в Хабаровском краеведческом музее им. Гродекова. Важный вклад в изучение морской коровы внёс американский зоолог норвежского происхождения, биограф Стеллера Леонард Штейнегер, проведший на Командорах исследования в 1882—1883 годах и собравший большое количество костей этого животного.

Внешний вид и строение

    Внешность капустницы была характерной для всех сиреновых, за исключением того, что стеллерова корова намного превосходила своих сородичей по размеру. Тело животного было толстым и вальковатым. Голова была в сравнении с размерами тела очень небольшой, причём корова могла свободно двигать головой как в стороны, так и вверх-вниз. Конечности представляли собой сравнительно короткие закруглённые ласты с суставом посередине, оканчивавшиеся роговым наростом, который сравнивали с конским копытом. Тело оканчивалось широкой горизонтальной хвостовой лопастью с выемкой посередине.

    Кожа морской коровы была голой, складчатой и чрезвычайно толстой и, по выражению Стеллера, напоминала кору старого дуба. Цвет её был от серо- до тёмно-коричневого, иногда с беловатыми пятнами и полосами. Один из немецких исследователей, изучавший сохранившийся кусок кожи стеллеровой коровы, установил, что по прочности и эластичности она близка к резине современных автомобильных покрышек. Возможно, такое свойство кожи было защитным приспособлением, спасавшим животное от ранений о камни в прибрежной зоне.

Скелет морской коровы

    Ушные отверстия были настолько маленькими, что почти терялись среди складок кожи. Глаза были также очень небольшими, по описаниям очевидцев — не больше, чем у овцы. Мягкие и подвижные губы были покрыты вибриссами толщиной со стержень куриного пера. Верхняя губа была нераздвоенной. Зубов у морской коровы не было вовсе. Пищу капустница перетирала с помощью двух роговых пластин белого цвета (по одной на каждой челюсти). Шейных позвонков было, по разным данным, 6 или 7.

    Наличие у стеллеровой коровы выраженного полового диморфизма остаётся невыясненным. Однако самцы были, по-видимому, несколько крупнее самок.

    Стеллерова корова практически не подавала звуковых сигналов. Она обычно лишь фыркала, выдыхая воздух, и только будучи раненой могла издавать громкие стонущие звуки. Видимо, это животное обладало хорошим слухом, о чём свидетельствует значительное развитие внутреннего уха. Впрочем, коровы почти никак не реагировали на шум подплывавших к ним лодок.

Питание

    Большую часть времени морские коровы кормились, медленно плавая на мелководье, часто используя передние конечности для опоры на грунт. Они не ныряли, и их спины постоянно высовывались из воды. На спину коровам часто садились морские птицы, выклёвывавшие из складок кожи прикреплявшихся там ракообразных (китовых вшей). Коровы подходили так близко к берегу, что иногда до них можно было дотянуться руками.

    Обычно самка и самец держались вместе с детёнышем-сеголетком и молодым прошлого года, в целом же коровы обычно держались многочисленными стадами. В стаде молодняк находился в середине. Привязанность животных друг к другу была весьма сильной. Описано, как самец в течение трёх дней приплывал к убитой самке, лежавшей на берегу. Так же вёл себя и детёныш другой самки, забитой промышленниками. О размножении капустниц известно мало. Стеллер писал, что морские коровы моногамны, спаривание происходило, по-видимому, весной.

Реконструкция внешнего вида

    Морские коровы кормились исключительно водорослями, в изобилии росшими в прибрежных водах, прежде всего морской капустой (отчего и произошло название «капустница»). Кормящиеся коровы, срывая водоросли, держали голову под водой. Через каждые 4—5 минут они поднимали голову за новой порцией воздуха, издавая при этом звук, несколько напоминавший лошадиное фырканье. В местах, где коровы кормились, волны выбрасывали на берег в большом количестве корни и стебли поедаемых ими водорослей, а также помёт, похожий на конский навоз. Во время отдыха коровы лежали на спине, медленно дрейфуя в тихих заливах. В целом поведение капустниц отличалось исключительной медлительностью и апатией. Зимой коровы сильно худели, так, что наблюдатель мог пересчитать их рёбра.

    Продолжительность жизни стеллеровой коровы, как и у её ближайшего родственника дюгоня, могла достигать девяноста лет. Естественные враги этого животного не описаны, но Стеллер говорил о случаях гибели коров подо льдом зимой. Он также говорил, что в шторм капустницы, если они не успевали отойти от берега, часто погибали от ударов о камни при сильном волнении.

Эволюция и происхождение вида

    Морская корова — типичный представитель сиреновых. Её наиболее ранним известным предком являлась, по-видимому, дюгонеобразная миоценовая морская корова Dusisiren jordani, ископаемые останки которой описаны в Калифорнии. Изучение митохондриальных ДНК показало, что эволюционное расхождение морских коров и дюгоней произошло не позднее 22 млн лет назад. Непосредственным предком капустницы может считаться морская корова Hydrodamalis cuestae, обитавшая в позднем миоцене, около 5 млн лет назад. Ближайшим современным родственником стеллеровой коровы является, скорее всего, дюгонь. Морская корова причислена к одному с ним семейству дюгоневые, однако она выделяется в отдельный род Hydrodamalis.

    Морская корова признана вымершей. Статус её популяции согласно Международной красной книге — исчезнувший вид. Тем не менее, иногда встречается мнение, что ещё некоторое время после 1760-х годов морские коровы изредка попадались туземцам российского Дальнего Востока.

Охота на морскую корову

Неподтвержденные свидетельства

    Так, в 1834 году два русско-алеутских креола утверждали, что на побережье острова Беринга видели «тощее животное с конусообразным туловищем, маленькими передними конечностями, которое дышало ртом и не имело задних плавников». Подобные сообщения, по словам некоторых исследователей, в XIX веке были довольно часты.

    Несколько свидетельств, оставшихся неподтверждёнными, относятся даже к XX столетию. В 1962 году члены команды советского китобойца якобы наблюдали в Анадырском заливе группу из шести животных, описание которых было похоже на облик стеллеровой коровы. В 1966 году заметка о наблюдении капустницы была опубликована в газете «Камчатский комсомолец». В 1976 году в редакцию журнала «Вокруг света» поступило письмо от камчатского метеоролога Ю. В. Коева, который говорил, что видел капустницу у мыса Лопатка.

    Ни одно из названных наблюдений не было подтверждено. Однако некоторые энтузиасты и криптозоологи даже в настоящее время полагают вероятным существование небольшой популяции стеллеровых коров в отдалённых и труднодоступных районах Камчатского края. Среди любителей ведётся дискуссия о возможности клонирования капустницы с использованием биологического материала, полученного из сохранившихся образцов кожи и костей. Если бы стеллерова корова сохранилась до современной эпохи, то, как пишут многие зоологи, при своём безобидном нраве она могла бы стать первым морским домашним животным.